Приветствую Вас Гость | RSS
Главная | Блог | Регистрация | Вход
 
Главная » 2015 » Август » 20 » Уильям Кинг "Космический волк - 1" Глава 15. Во мгле
02:02
Уильям Кинг "Космический волк - 1" Глава 15. Во мгле

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18

15. Во мгле

Рагнар настороженно осматривался по сторонам в царившем здесь сумраке. Фонарь на его плече посылал вперед яркий луч света, который пронзал адскую темноту. В это мгновение луч высвечивал только влажную стену пещеры, но у Рагнара было отчетливое ощущение, что вскоре картина изменится. Стены в свете фонаря переливались перламутровым блеском. Определенно, вокруг что‑то было не так. Все обостренные и натренированные чувства Рагнара просто вопили об этом. В тревоге он прислушивался к эфиру, в наушнике слышался только треск статического электричества. Что‑то создавало помехи радиосвязи — возможно, это было лишь фоновое излучение окружающих скал. Плохо. На всех учениях, в которых Рагнар принимал участие, подчеркивалось, насколько хорошая связь необходима для эффективности действий подразделения.

— Что это? — спросил Свен. Он шел впереди, а теперь остановился и наклонился, чтобы рассмотреть нечто на сыром песке, покрывавшем пол пещеры. Рагнар напрягся, готовясь мгновенно кинуться в бой, если из темноты возникнет что‑то неожиданное. Он осторожно подошел к Свену и занял позицию, откуда мог прикрыть товарища и держать под прицелом открывавшийся дальше узкий темный проход. Затем бросил быстрый взгляд на то, что разглядывал Свен. Отражая свет наплечной лампы, на полу ярко сверкнул керамит. Это был кусок доспехов Космического Десантника, наполовину засыпанный песком. Возможно, фрагмент нагрудной пластины. Рагнар мельком отметил, что на пластине видна часть знака волчьей головы.

Отложив это в памяти, он вновь сосредоточился на входе в туннель, стараясь оставаться настороже и в то же время размышляя над полученной информацией. События развивались не слишком ободряюще. Мало что способно разломить керамитовый доспех. Скорее всего, владельца этих доспехов погубил не оползень горной породы и не животное. Если, конечно, он действительно убит, а не лежит сейчас раненый или плененный где‑то в этих кажущихся бесконечными коридорах.

Это привело его к другой тревожной мысли. Рагнар подумал: а известен ли ему владелец этих доспехов? Был ли он из числа Кровавых Когтей постарше, которые поступили в Орден раньше него? Многих из них он видел в Клыке. Рагнар начал безмолвно читать одну из старых литаний, что были в его памяти, мысленно обкатывая каждое слово. Словно старые друзья, они напоминали ему о том, что нужно жить настоящим мгновением, сосредоточиться на окружающем и не позволять воспоминаниям отвлекать от дела. В этом зловещем месте хорошо заученные инструкции оказались очень к месту.

Рагнар попытался прикинуть, как далеко они ушли от главного входа. Казалось, что по этим туннелям пройдены уже многие мили, а намеки на след оставались все такими же слабыми. Вмонтированный в доспехи шагомер сообщал, что они покрыли пять целых и шесть сотых имперского километра, но это не давало никакого представления о том, насколько глубоко под землей они оказались. Коридоры извивались и переплетались, словно безумная змея. Они могли оказаться глубоко в недрах Фенриса — или же в сотне шагов от того места, где начали свой путь.

Рагнар был уверен лишь в одном. Ему не нравился запах этого места. В прохладном, влажном воздухе все так же витал запах тления, к нему примешивался след непонятного запаха, от которого ему хотелось обнажить свои клыки и броситься на первое живое существо, оказавшееся в пределах досягаемости. Это ощущение было неестественным, но зверь внутри него лишь ворочался и обеспокоенно ворчал. Только присутствие рядом братьев по оружию придавало Рагнару уверенности.

— Керамитовые доспехи, — произнес Хенгист своим скрипучим голосом. — Разлом чистый. Похоже, кто‑то применил магнитостальный клинок. Очень интересно...

Эмоций в голосе сержанта было не больше, чем когда он описывал характеристики боевых управляемых снарядов в учебных подземельях Клыка.

— А разве у Чужих есть магнитостальное производство? — удивился Рагнар.

— Может быть и нет, — ответил Хенгист.

— Что же это значит?

— Посмотрим. Давайте поспешим. Рагнар, ты, кажется, уже понял, в чем дело. Двигайся впереди.

— Да, сержант.

Рагнар прибавил шагу, погружаясь во всепоглощающую тьму.

— Похоже на что‑то вроде склада, — сказал Рагнар, осматривая обширную пещеру. Грубо обтесанные стены серо‑зеленого оттенка слегка изгибались над ними, но не смыкались, а уходили в полную темноту. Стены были испещрены потеками рудной ржавчины, словно кровью. Вряд ли эта пещера имела целиком естественное происхождение. Сухой красноватый песок на полу слегка хрустел под ногами. Существа с крыльями летучих мышей бросались во все стороны от света фонарей, подобно рваным клочьям тьмы. Сразу дюжина лучей металась пo сторонам, отбрасывая в сумрак длинные тени. Тишину нарушали только слабое подвывание сервомоторов в доспехах и хлопанье крыльев летающих существ.

Вдоль всех стен стояли глиняные урны. Рагнар подошел к ближайшей из них, раздумывая, стоит ли поднимать крышку. Хенгист опередил его, ударив пo урне тяжелым башмаком. Затхлый запах старого зерна и плесени бросился в нос Рагнару.

— Похоже, ты был прав, — произнес Хенгист. Рагнар не ответил, еще раз оглядевшись по сторонам. Это место производило очень странное впечатление. Сама пещера явно была естественного происхождения, но некоторые ее места, очевидно, ипытали на себе воздействие человека. Рагнар готов был поклясться, что заметил фрагмент сталепластового бруса, почти целиком загнанного в скалу. Он указал на него сержанту.

— Посмотри поближе, — приказал Хенгист.

Рагнар оглядел стену в поисках опор и полез вверх. Чем выше он поднимался, тем сильнее пахло экскрементами. Очевидно, здесь находилось гнездовье существ, похожих на летучих мышей. Вскоре юноша вскарабкался высоко по стене, оставив позади множество ниш, похожих на гнезда. Весь отряд был далеко под ним, и даже луч наплечного фонаря с трудом достигал пола.

Когда Рагнар добрался до потолка пещеры, то уже без удивления обнаружил, что его первоначальное предположение оказалось верным. Это были сталепластовые балки, частично тронутые коррозией. Знания, помещенные в его голову обучающими устройствами Клыка, подсказывали, что эти брусья должны быть неимоверно древними. Требовались тысячелетия, чтобы сталепласт начал ржаветь.

Юноша спустился вниз и доложил Хенгисту о находке.

— Похоже, мы нашли одно из мест поселений Древних, — сказал сержант. — Но, судя по всему, не мы первые.

Рагнар вопросительно посмотрел на командира.

— Человечество на Фенрисе очень древнее. Люди обитали здесь задолго до Русса и Империи. Возможно, первые поселенцы укрывались в этих пещерах от стихий еще во времена Эпохи Краха.

Рагнар кивнул. Это звучало логично. Такие пещеры — прекрасное убежище от холода, бурь, метеоритных дождей. К тому же эта часть Асахейма была достаточно стабильной, здесь редко случались землетрясения. Но тогда непонятно, почему люди покинули такое удобное место. Рагнар спросил об этом Хенгиста. Сержант поморщился и покачал головой:

— Теперь остались только легенды, но в них говорится, что в скалах была какая‑то древняя сила, которая вызывала изменения в людях и делала их восприимчивыми к влиянию Хаоса. Некоторые говорят, что эта сила имела естественное происхождение, другие утверждают, что здесь проявлялись последствия использования древнего запретного оружия. Никто сейчас не знает наверняка. Известно лишь, что города в пещерах были заброшены очень давно, и сам Русс запретил здесь селиться.

— Похоже на то, что указа Русса послушались не все.

— Да, — согласился Хенгист. — Всегда находятся люди, которые делают запрещенные вещи просто потому, что они запрещены. Таково человеческое безрассудство.

Рагнар с удивлением обнаружил, что по меньшей мере сочувствует тем, кто населял эти пещеры. В конце концов, они обеспечивали совершенное убежище от диких бурь Асахейма. Он знал, что насущная необходимость зачастую бывает сильнее, чем древнее табу. Однако все эти мысли он благоразумно оставил при себе. Мелькнуло подозрение, что они даже не принадлежали ему, а были плодом какого‑то коварного внешнего воздействия на его разум, но Рагнар отбросил эту гипотезу как абсурдную.

— Нам лучше поспешить, если мы хотим найти хоть какой‑нибудь след наших исчезнувших брагьев, — сказал Хенгист.

Откуда‑то спереди до Рагнара доносился постоянный звук падающих капель: влага конденсировалась на потолке пещеры и затем падала в какой‑то подземный водоем. Повернув за угол, он с удивлением увидел впереди и вверху слабое бледно‑желтое свечение. Юноша притушил свой наплечный фонарь и сделал идущим позади Кровавым Когтям знак рукой — оставаться на месте. Затем он припал к земле и медленно двинулся к источнику свечения.

Туннель сузился, а пол коридора стал постепенно подниматься, пока не превратился в довольно крутой склон. Поднимаясь вверх, Рагнар был вынужден одной рукой помогать себе удерживать равновесие. В правой руке он держал наготове пистолет.

Подняв голову над уровнем нового поперечного коридора, юноша увидел странное зрелище. Он обнаружил, что смотрит вниз из бреши в стене большой пещеры — а далеко внизу под ним, в чаше, образованной полом пещеры, поблескивает и колышется огромная масса воды. Светящиеся водоросли кружились в водовороте на ее черной маслянистой поверхности. Именно они и давали это зеленовато‑желтое свечение. По поверхности водоема разбегалась рябь из тех мест, куда падала влага, словно слюна, стекавшая с гигантских сталактитовых клыков на потолке. Рагнару показалось, что он и его товарищи уже съедены заживо какой‑то гигантской тварью. Словно гора была живой, и их все глубже затягивало в ее желудок. Это ощущение заставило Рагнара содрогнуться.

К водоему круто спускалась тропа, усыпанная камнями и песком. Рагнар обернулся и сделал знак Свену и Стрибьорну. Два товарища приблизились и обошли его. Теперь он прикрывал их со своей высокой позиции, а они быстро, по‑крабьи, спустились к поверхности воды. Рагнар напряженно ждал: он нимало не удивился бы, если б из воды показалась какая‑нибудь чудовищная тварь и бросилась на людей. Но ничего не произошло. Слышались лишь звуки капающей воды да шорох шагов двух Кровавых Когтей по скользкой поверхности скалы. Время от времени раздавалось шипением или жужжание компенсаторов доспехов, когда камешки выскальзывали из‑под ног Космических Десантников. Несколько бесконечно долгих мгновений Свен и Стрибьорн стояли на берегу озера, склонив головы набок и принюхиваясь к воздуху, а затем подали знак, что ничего не обнаружено. Один за другим к берегу спустились остальные Кровавые Когти, к которым присоединился сержант Хенгист. Когда все оказались у озера, Рагнар тоже спустился по склону.

— Это безнадежно, — услышал он ворчание Свена. — Мы никогда не найдем их. — Он многозначительно сплюнул в озеро. — Если они вообще здесь когда‑либо были.

Острый слух Хенгиста уловил даже эти слова, сказанные под нос.

— Мы будем продолжать поиски, пока не выясним судьбу наших братьев, — прорычал сержант. — Таковы наш долг и наш путь.

— Есть, — сказал Свен. — Это честно. Он рассеянно пнул ногой камешек, тот описал в воздухе дугу и с громким всплеском исчез в воде. — И все же это кошмарное место. Не удивлюсь, если мы наткнемся здесь на логово троллей или кого похуже...

Что касается Рагнара, то он готов был чуть ли не приветствовать появление каких‑либо знакомых тварей. Это помогло бы снять гнетущее напряжение и забыть сверхъестественное ощущение, будто за ним постоянно наблюдает враждебный взгляд. От этого чувства по коже пробегали мурашки. Возможно, у юноши просто разыгралось воображение, но на сей раз он в этом сильно сомневался.

— Прям как хреново море, — произнес Свен с оттенком иронии. — Может, рыбу здесь себе на ужин отловим?

— Я не стал бы есть ничего, извлеченного из этих омерзительных вод, — заявил Ларс. — И пить отсюда не буду.

Рагнар был вынужден согласиться с ним. В этом огромном подземном озере, под его светящейся поверхностью таилось нечто тревожное. С того места, где он стоял, ему не был виден противоположный берег, но страх Рагнара перед озером от этого ни сколько не уменьшался. Не исчезло у него и опасение, что в любую минуту на его поверхности появится чудовищная голова.

А нет ли у огромных морских драконов каких‑нибудь родичей, обитающих под водой в этих глубоких пещерах? Эта мысль обеспокоила Рагнара. Каждые несколько мгновений юноша ловил себя на том, что бросает быстрые нервные взгляды на поверхность воды, а затем тут же оглядывается назад, дабы убедиться, что никто не подкрадывается к нему за спиной. Что‑то в запахах и позах остальных Кровавых Когтей говорило, что они чувствуют то же самое, несмотря на все усилия скрыть свое волнение.

Никто из присутствующих ни на миг не забывал о том, что отряд их собратьев исчез в этой пещере и, возможно, погиб здесь. Время от времени Рагнару казалось, что он слышит позади себя тихое шуршание, но, оглядываясь, он не мог ничего различить в смутной тени пещеры. Его удивило, когда сержант Хенгист двинулся назад вдоль шеренги Волков, то и дело останавливаясь и тихо отдавая указания каждому из Кровавых Когтей. Дойдя до Рагнара, он встал рядом и прошептал:

— Выключи наплечный фонарь. Мы с тобой подождем здесь и застанем врасплох тех, кто крадется по нашим следам.

Рагнар кивнул и повиновался. Теперь он знал, что инстинкты верно служат ему. Это давало некое мрачное удовлетворение.

Глаза Рагнара быстро привыкли к сумраку. Слабого свечения озера оказалось достаточно, чтобы разглядеть то, что необходимо. Вдалеке он видел постепенно слабеющие огни фонарей остальных членов отряда, слышал отдаленный шорох их ног по скале. В нем бурлили возбуждение и страх. Он знал, что товарищи повернутся и помчатся назад при первом же намеке на угрожающую ему опасность, но поспеют ли они вовремя?

Присутствие сержанта Хенгиста, прижавшегося к земле за ближайшей скалой, здорово успокаивало. Рагнар очень уважал Хенгиста — воина, многократно испытанного в боях. В такой миг, когда неминуемо приближалось его первое настоящее сражение со времени битвы в родной деревне, это было очень важно.

Он сделал над собой усилие и мысленно зашептал одну из литаний, которым научился в Клыке, чтобы очистить свой разум от страха, тревоги и прочих чувств, которые могут уменьшить его шансы на выживание. Затем он вознес молитвы Руссу и Отцу Всего Сущего, чтобы они укрепили его длань, сделали зорким око и провели через грядущее испытание.

В визоре шлема замелькали символы — это оборудование доспехов доложило о готовности всех боевых систем. Рагнар был полностью готов к предстоящей схватке.

Однако Грохочущий Кулак еще не был полностью уверен в том, что бой неизбежен. До сих пор его обостренное чутье не уловило никаких признаков преследования. Быть может, Хенгист просто перестраховывался... В то же время юноша понимал, что всего лишь выдает желаемое за действительное. Чувства Хенгиста были гораздо острее, чем у него, сержант имел огромный боевой опыт и гораздо лучше мог оценивать поступающую информацию. Он не мог допустить ошибку. Более того, гнетущее предчувствие, терзавшее самого Рагнара, говорило о том же — опасность уже близка.

Где‑то в глубине его разума зашевелился зверь, отзываясь на угрозу. Внезапно Рагнар обрадовался его присутствию. Он почувствовал себя сильным, могущественным и искусным. Он знал, что никто из простых смертных не сможет на равных противостоять ему и его могучему оружию. И тут же осторожный внутренний голос напомнил юноше, что отряд его собратьев, столь же искусных и хорошо оснащенных, уже исчез здесь. И тогда ощущение опасности вернулось обратно, усилившись вдвое.

Быстрый знак рукой, который он уловил боковым зрением, сообщил о том, что Хенгист что‑то заметил. Мгновением позже Рагнар услыхал тихое шлепанье босых ног по мокрому песку и понял, что сержант был прав — их преследуют.

Он крепче сжал оружие и приготовился действовать. Его тело напряглось и сжалось подобно большой пружине, юноша был готов в любой миг рвануться и нанести удар. Он почувствовал, что сержант рядом тоже изготовился к бою. Рагнар впился глазами в сумрак и увидел, что к ним движется толпа темных человекообразных фигур — тихая волна, незаметная и непреклонная, как прилив, накатывающийся на берег.

У него екнуло сердце, когда он увидел, насколько велика эта толпа. Должно быть, к ним приближались сотни людей. Рагнару показалось, что всех их просто невозможно одолеть разом. Он покачал головой и, вверив свою душу Руссу и Императору, приготовился умереть. Затем юноша неожиданно почувствовал, как Хенгист двинулся с места, и услышал, как рядом что‑то просвистело в воздухе. Мгновением позже в пещере вспыхнул свет и раздался грохот. Что‑то взорвалось в надвигающейся толпе.

У Рагнара имелась лишь секунда, чтобы осознать, что сержант бросил гранату. Весь ужас этой сцены, освещенной мгновенной вспышкой пламени, запечатлелся в его мозгу. В этот краткий ослепительный миг, в этом адском свете он впервые увидел обитателей страшных пещер, залегших глубоко под поверхностью Фенриса. Несомненно, это были ночные бродяги, рассказы о которых он слышал много раз.

Они были отвратительны. Их тела очертаниями напоминали человеческие, но были по‑обезьяньи сгорбленными. На уродливых физиономиях выделялись огромные круглые глаза, способные поймать малейший свет — результат длительной подземной эволюции. Кожа этих существ была мертвенно‑бледной и чешуйчатой, местами ее покрывали причудливые родимые пятна и рубцы — последствия мутаций и болезней. Рагнару почему‑то вспомнился изуродованный лес у входа в пещеру, и он понял, что эти люди чем‑то похожи на обезображенные деревья.

Но все же эти существа когда‑то были людьми. Их предки принадлежали к той же расе, что и другие племена Фенриса. Сколько же времени понадобилось для подобного изменения? Сколько веков провели под землей эти существа, медленно вырождаясь, чтобы постепенно превратиться в расу монстров? Очевидно, уродливые мутации передавались из поколения в поколение, по мере того как пещерный народ становился все более отталкивающим и невежественным. Или все это произошло сразу, в результате высвобождения в этом мрачном мире, глубоко под горными вершинами, какой‑то чуждой магии?

Но сейчас это не имело значения. На глазах у Рагнара ночные бродяги оправились от потрясения, вызванного взрывом, и закопошились, выискивая причину происшествия. В этот момент Хенгист швырнул вторую гранату. Снова мощная вспышка разорвала вековой сумрак. Опять на уродливый народец подземелья обрушилась смерть, разрывая на части тела, окатывая кровью уцелевших. Ослепленные непривычным светом, уродцы разбегались в стороны, закрывая скрюченными руками огромные блюдцеобразные глазищи.

Запах крови и напряженное ожидание раздразнили зверя внутри Рагнара. Юноша выпрыгнул из своего укрытия с пистолетом, плюющимся смертью, и принялся косить преследователей. Толпа врагов была столь плотной, что большинство его выстрелов достигало цели. Иногда пули пробивали плоть насквозь и застревали в теле следующей мишени. Вопли боли смешались с ревом звериной ярости.

Но как ни уродливы были ночные бродяги, они не испытывали недостатка в мужестве, либо же это презрение к смерти объяснялось глупостью и недоразвитостью. Рагнар знал, что его народ, скорее всего, обратился бы в бегство перед таким потоком сверхъестественной смерти, но эти обитатели подземного мира не бежали. Они были более стойкими — или, может быть, более безрассудными. Рагнар понял, что, начав стрелять, он совершил ошибку. Вспышки выстрелов болт‑пистолета и сияющие следы зарядов безошибочно выдали ночным бродягам его позицию. Они не могли не понять, где находится враг, и с могучим ревом бешеной ярости рванулись к нему.

Рагнар ответил на этот боевой клич волчьим воем и с воодушевлением услышал, как его поддержали глотки приближающихся Кровавых Когтей. Он снова и снова нажимал на спуск, посылая заряды в разъяренную толпу приближающихся мутантов, разнося в клочья их головы и разрывая тела. У ночных бродяг не было доспехов, способных противостоять огню болт‑пистолета. Все, что у них имелось, — это подавляющий численный перевес и исступленная неустрашимость.

Хенгист из своего укрытия метал гранаты одну за другой, и каждая из них приносила нападавшим ужасные потери. Рагнару казалось, будто в скопление врагов опускается исполинская рука, расшвыривая их по сторонам, как ветер разбрасывает листья.

Теперь ночные бродяги приблизились настолько, что юноша мог разглядеть их внешний вид в мельчайших деталях. Он был поражен масштабами мутации. Некоторые из несчастных были покрыты мехом, у других на голове торчали рога, у отдельных существ имелись копыта, когти или огромные акульи зубы, торчащие из кошмарно разросшихся челюстей. Они были подобны творениям помраченного разума из глубин ночного кошмара. Словно распахнулись врата ада, выпустив в мир орду бессвязно тараторящих уродливых тварей.

Рагнар продолжал стрелять, но часть его сознания, объективная и расчетливая, задавалась вопросом: так ли уж сильно эти ночные бродяги отличались от него самого? В конце концов, у него теперь тоже более чем достаточно волос на теле, имеются клыки и заметно изменились глаза. Но Грохочущий Кулак быстро отбросил эти мысли, так как они опасно граничили с ересью. Изменения его тела — свидетельство родства с Руссом, знак благоволения и благословения Императора. Это — результат древнего мистического процесса, восходившего к Темному Веку Технологии. Уродство ночных бродяг было следствием чего‑то другого. Возможно, это метка Хаоса, влияние которого исковеркало их души так же, как их тела.

Тем временем ночные бродяги почти добрались до Рагнара. Он вспрыгнул на скалу, за которой укрывался. Враги не имели никакого стрелкового оружия, и более не было смысла прятаться от них, а в рукопашной схватке возвышенная позиция даст ему временное преимущество. Мысленной командой Рагнар включил наплечный фонарь, планируя ослепить любого нападающего, который подберется слишком близко. Движение пальца на рукояти запустило механизм цепного меча, и клинок злобно завибрировал в руке, когда его зубчатые лезвия набрали максимальную скорость. Рагнар захохотал, ощутив, как его охватило неистовство битвы. В его душе взревел зверь, требуя выхода наружу.

Хенгист швырнул последнюю гранату, которая разорвала еще несколько нападающих, а затем Рагнар услышал как сержант активировал свой меч. Он посмотрел вниз, в море уродливых лиц, и испустил долгий свирепый вой — а затем нырнул вперед, словно пловец, прыгающий в бушующее море.

Еще не приземлившись, он рубанул мечом, который прошел сквозь плоть врага, как нож мясника сквозь разделываемое мясо. В ноздри Рагнару бросился запах кости, подпаленной от трения, а в жужжании его оружия зазвучала новая высокая нотка, когда оно рассекало плоть. Мгновение — и нападающий лишился конечности, из ее обрубка хлынула кровь. Рагнар снес другому голову и легко разрубил позвоночник третьему, прежде чем лишить головы четвертого. Одной рукой работая мечом, он не переставал стрелять из пистолета, который держал в другой руке. Мутанты двигались столь плотной толпой, что промахнуться было невозможно. Вой жертв отдавался эхом в ушах, еще пуще разъярив зверя внутри и придав новые силы охваченному боевым безумием воину.

В считаные мгновения ночные бродяги оправились от потрясения, вызванного этой атакой, и бросились на Рагнара. Они были вооружены лишь грубыми топорами, дубинками с каменными зубьями и деревянными копьями. Однако многочисленные удары этим убогим оружием не причиняли вреда стремительно двигающемуся телу, соскальзывая с гладкого керамита доспехов. Юноша воспринимал их так, как человек, попавший под дождь, ощущает стук капель на своем плаще. Это могли быть неприятные, но отнюдь не болезненные ощущения.

Рагнар носился среди врагов, словно демон смерти, оставляя за собой мертвых и умирающих мутантов. В короткий миг ликования он почувствовал: никто не сможет выстоять против него. Он — непобедимый, неодолимый, повелитель смерти, пожинающий жизни своих врагов. В этот радостный миг он подумал о том, что, должно быть, именно так чувствовал себя Русс в минуту своей славы. Рагнар двигался, непрестанно нанося удары, ощущая, как хрустят кости под его клинком. Он топтал рухнувших противников ногами, давя пальцы и головы. Протяжный ликующий вой эхом отдавался в боевых криках его товарищей. Но в эти мгновения Рагнару казалось, что они не нужны ему, что он сам способен разогнать и перебить всех ночных бродяг. Не имело значения ни число врагов, ни их храбрость. Ночные твари просто не могли одолеть его. Битва вечно будет такой же неравной.

Затем Рагнар ощутил боль между ребрами. Он опустил взгляд и увидел, что в закаленном керамите его доспехов застряло лезвие топора. Оно было из черного железа и тем не менее пробило одно из самых твердых веществ, когда‑либо произведенных в мастерских Клыка. Как это могло случиться? Потом воин заметил блеснувшие на металле красноватые светящиеся руны и получил ответ. Здесь действовало колдовство!

На мгновение его охватила паника. Он представил себе, как по его телу, словно яд, разливается злая магическая сила. Рагнар знал о таком ужасном оружии, сведения о его могуществе тоже были вложены в его мозг обучающими машинами Космических Волков. Это оружие могло обладать самыми разными возможностями, которые придавали ему изготовившие его демоны. Кто знал, на что окажется способен этот топор?

На мгновение юноша застыл на месте, и ночные бродяги, воспользовавшись этим замешательством, сгрудились вокруг, колотя Космического Волка со всех сторон. Удар каменной дубинкой выбил из руки пистолет, отправив его на пол пещеры. Еще один удар топором задел лоб, полилась кровь. Сразу несколько мутантов навалились ему на ноги, пока другие цеплялись за руки. Враги победно завыли, убежденные, что пленили свою жертву.

— Во имя Императора, сражайся, мальчик! — услышал он крик Хенгиста. Эти слова вывели его из оцепенения, и Рагнар внезапно осознал, что не имеет никакого значения, отравлен он или проклят. Если он немедленно не начнет отбиваться, то в любом случае погибнет через считаные мгновения, поскольку ночные бродяги уже нашли сочленения и щели в его доспехах. С могучим ревом Космический Волк согнул свои руки и ноги, вырывая их из многочисленных лап врагов. Сервомоторы взвыли от напряжения, когда он резким движением отшвырнул от себя мутантов, разбросав их по сторонам, словно соломенные куклы. Подхватив меч обеими руками, Рагнар закружился на месте, снося головы и конечности всем мутантам, оказавшимся в пределах досягаемости.

Боковым зрением он заметил вождя или шамана ночных бродяг, который собирался метнуть в него еще один заговоренный топор. Зарычав от ярости, Рагнар рванулся вперед. Меч его описал могучую дугу смерти. Удар пришелся шаману по голове, рассек ее надвое и прошел вниз через шею, грудь, живот и тазовую кость. Одним ударом он разрубил шамана пополам, так что его внутренности и кровь хлынули на каменный пол пещеры. В это мгновение он заметил, что уже расчистил вокруг себя целую площадку. Наклонившись, Рагнар выдернул топор из своих доспехов и зашвырнул его как можно дальше.

Осмотревшись по сторонам, он увидел, что Хенгист, оставляя за собой широкую полосу трупов, отбивается от кучи наседающих врагов. И в этот миг в ряды ночных бродяг врезались остальные Кровавые Когти. По толпе мутантов прокатился вой смятения, а Рагнар и Хенгист ринулись в бой с новыми силами.

Наконец‑то неустрашимые мутанты не выдержали. Они повернули и бросились в бегство, оставив пещеру, усеянную бесчисленными трупами сородичей.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12   13   14   15   16   17   18

Категория: Фантастика | Просмотров: 359 | Добавил: РОС | Теги: Во мгле, Глава 15, Космический волк - 1, Уильям Кинг | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
[ Поиск ]

[ Авторы Сервиса ]

[ Чат ]
Флудилка
Флудите на здоровье ... :о) ...

[ Календарь ]
«  Август 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31

ivolgamir ©